Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

старожитности

Вся правда про патефон)

Патефонов через мои руки в последнее время прошло уже несколько, а вот документы на патефон я увидел в первый раз. Ну и делюсь. Потому что в этих документах - ответы на два важных вопроса:

- Как правильно обращаться с патефоном?
и
- Сколько стоил новый патефон?

Правила обращения с самым распространенным у нас патефоном ПТ-3 подробно перечисляются в инструкции (на других моделях - аналогично), а цена видна из полустертого штампа магазина. Это 250 дореформенных (то есть между 1947 и 1961г.) рублей в 1955 году. Ощутимо, но не слишком дорого.

Итак, прошу:

 

СССР

Патефонный завод




Руководство

к граммофону ПТ-3



Перед закрытием крышки граммофона обязательно нажмите на рычаг крышкодержателя, утопите его в прорези планки и только после этого опустите крышку граммофона.




г. Молотов





ОБЩИЕ УКАЗАНИЯ

Граммофоном называется прибор, служащий для воспроизведения звука, записанного в виде извилистой бороздки (в форме плоской спирали) на поверхности плоской круглой пластинки.

Collapse )

старожитности

Про патефон

Купи, говорили мне, патефон. Дивная, говорили вещь. Ручку заводишь - дррррр. Тормоз - а иногда даже "тормАз", были такие таблички-надписи - отпустишь, вжжжжж. И наслаждайся "Рио-ритой", чем же еще-то на патефоне! А, еще танго можно, обязательно, да. "Брызги шампанского" или там "Ревность" - Я. Гадэ. Ну гадэ же очевиднэ, потому и ревность.  Мда.

Причем, что характерно, те, кто говорил - патефоны имели. Но никогда поиграть не давали, да и я не просил. Потому что пружина, понимаете ли. Если ручкой дррррр слишком сильно, внутри раздается БДЫЩЬ - и мне придется покупать-таки патефон, причем не себе, а это обидно.

Так что пришлось покупать самому. Ну и вот.


фото не его, но абсолютно такого же


Значит, чемоданчик из фанеры, оклеенный типичным таким дерматином. Сбоку ручка - не в смысле заводная, как на фото, а в смысле за что носить. Черная ставка в углу - это отсек для запасных иголок (одна иголка - одна пластинка, запомните!).
Collapse )
старожитности

Окружила нас вохра, если можешь, прости – ч. 2

Итак, вчера я начал рассказ о мировом хите конца 1930-х – танго-романсе Scrivimi, известном у нас как «Если можешь, прости» (или «Мне сегодня так больно…»).

Самое, на мой взгляд, поразительное с этой песней произошло в Советской России, где она, побыв несколько лет танцевальным хитом для сентиментальных барышень, не только осела в категории «золотые ретро-шлягеры», как во всем мире, но ушла в устный фольклор. Правда, с другим – тоже авторским – текстом.

Я сижу за решёткой,
Слёзы взор мой туманят.
Пред людьми я виновен,
Перед Богом я чист.
Предо мною икона
И запретная зона,
А на вышке маячит
Очумелый чекист.

Collapse )
старожитности

Окружила нас вохра, если можешь, прости - ч. 1

Еще одна песня с забавной – а местами поразительной – историей. Вполне типичной для ХХ века, надо сказать.

Вообще - это один из обязательных номеров российского «ретро-репертуара», когда под словом «ретро» понимают «до- и околовоенное, чтоб красиво, в кружевах и с патефоном». Один из десятка «золотых» танго-романсов, с которыми, собственно, и ассоциируется слово «танго» у всех, кроме занимающихся этим прекрасным танцем.
Называют композицию либо по первой строчке – «Мне сегодня так больно…», либо по последней – «Если можешь, прости». Классическое исполнение – Изабелла Юрьева:



Не удержусь и поставлю еще несколько роликов, уже современных более или менее – на разный вкус:
Collapse )
Официально авторами композиции значатся композитор Аркадий Островский и поэт Иосиф Аркадьев. При этом Аркадий Островский – действительно известный (и прекрасный) советский джазмен, композитор и аранжировщик, а вот Аркадьев – это не кто иной, как профессиональный юрист Иосиф Аркадьевич Эпштейн, супруг Изабеллы Юрьевой с 1921 года и до самой своей смерти (1971). Долгие годы он был администратором – можно сказать, продюсером – певицы, а еще в 1920-х занимал пост главного администратора театрального треста Ленинграда.
Но так было записано только в официальных документах, в большинстве нот и на большинстве пластинок (впервые танго было исполнено в 1938 году). Интересующаяся же публика уже тогда знала, что «Если можешь, прости» - это довольно удачная, но практически стопроцентная локализация общеевропейского хита двухлетней давности, которое было известно под оригинальным, итальянским названием –
Collapse )

Но самая поразительная метаморфоза с этим танго произошла уже после его перевода на русский. И об этом чуть позже...
старожитности

Неисповедимы пути песенных переделок

Была одна дворовая песня, которую у нас почему-то пели в школе. Бессмысленная до такой степени, что можно было бы и догадаться – это переделка чего-то старого. Но тогда я, понятно, не догадался, а сейчас вот внезапно наткнулся на оригинал.



Музыканты
(музыка – М. Воловац, текст – Тедди)
исп. оркестр п/р Л. Утесова, солистка Э. Утесова

Жили-были, не тужили, вместе ревностно служили
Славных четверо друзей.
Все Иваны, все таланты, все четыре музыканты,
Все друг друга веселей.

Кларнетист Иван Иваныч,
Тромбонист Иван Степаныч,
Саксофон Иван Ильич
И трубач Иван Кузьмич.
Collapse )
старожитности

"Татьяна"

В субботу был совершенно потрясающий концерт ВИА "Татьяна". Вот я уже два года хожу их слушать, а такого отжига еще не бывало;)


А тут и видео с концерта подогнали, так что делюсь радостью:



Collapse )
старожитности

Фсем завидовать)

Были сегодня с Таисией Антоновной на коротком концерте ВИА "Татьяна" в Парке Горького.


Барышни, как всегда, прекрасны. Дети плясали перед сценой. Взрослые плясали в амфитеатре.




Collapse )

старожитности

Каррент музик

После этих выходных как-то так:

По осенним годам тяжела тишина,
словно кто-то вот-вот постучится.
И пускай уж зима, если будет весна.
А не дай Бог, весны не случится!
     И уже не спасают ни дом, ни очаг,
     не влекут корабли и вагоны.
     И то слева, то справа на штатских плечах
     проступают погоны.
Впереди темнота, позади ничего.
И горит человек в беспокойстве.
И гудят беспокойные мысли его
об ином социальном устройстве.

Он прочёл, разбирая санскрит и латынь,
о властителях вольных и диких.
Он, скитаясь, бродил по обломкам святынь,
по руинам империй великих.
     Меж времён и племён он искал без конца
     вариант идеального строя.
     Но нигде не нашёл для себя образца
     и не встретил покоя.
И теперь в захолустье, в трущобе, в дыре,
отыскав подходящее место,
совершенно один, на пустом пустыре,
он возводит своё королевство.

Кропотливо, ценою большого труда,
он рисует проекты и карты.
Он один воздвигает свои города
и свои водружает штандарты.
     И, шагая под знаменем скорбной любви,
     он навек упраздняет погоны.
     Как январь белоснежны его корабли,
     и прекрасны законы.

И, хотя он не скрыт от порочной среды
и от мрака жестоких наследий,
если грянет беда, то причиной беды
будет только коварство соседей.
     Он один, беззащитен, высок, умудрён,
     мастерит, укрепляет и лепит.
     А потом отрешённо восходит на трон...
     И в душе его трепет.



М. Щербаков, 1986

Collapse )

старожитности

(no subject)

Руки-крюки.

Играл же раньше на гитаре с закрытыми глазами, и, в целом, ничего. И ноты голосом брал.

Оказывается, после 2007 года, после двумесячой пневмонии, верхних нот как не бывало(( Слушать себя - противно, вот. Только "Моральный Кодекс" теперь можно петь - да я Мазаева ненавижу))). А, ну еще 16 Tonn есть такая песня, хорошая, но одна))

Но - поверите - играл и плакал, ностальгируя.

После холодности безбрежной,
безнадежной из года в год,
после медленной этой казни -
затяжной, как болезнь, как песнь -
ты, Бог весть для какой причуды,
глаз и рук своих ад и мёд
вдруг распахиваешь навстречу
мне, забывшему, кто я есмь.

И молчу я, дыща едва;
сердце вспыхивает и гаснет,
слух не внемлет; ни рук, ни глаз нет,
гортань мертва.

Collapse )

старожитности

"Иоланта", Большой театр

Ну, что, сходил на "Иоланту"-без-Щербаченко.

Что сказать...


Скажем так: я до сих пор не до конца верю, что вот это вот - и есть современный Большой театр.

Новая сцена довольно симпатично построена и отделана (хотя архитектурно жуткая эклектика). Но акустика (меня предупреждали, да) - никакого сравнения, например, с театром Станиславского, особенно какой он был до ремонта. И тем более со старой сценой ГАБТа никакого сравнения. Оркестр играет резко, мало кто из солистов способен без напряжения его "побороть". Больше скажу: звук отдельных инструментов упорно не хочет собираться в "сцену" - за чем, собственно, люди и ходят в оперу, как мне кажется. Возможно, оркестровая яма вообще подзвучена микрофонами - по периметру сцены есть такие подозрительные решетки, а сам "саунд" нет-нет да и походил на усиленный электричеством.


Я не знал - а, оказывается, нынешний текст "Иоланты" (он же исходное либретто Модеста Чайковского) весьма сильно отличается от текста советских времен. Цензоры когда-то изъяли из оперы 90% всех упоминаний о Боге, ангелах, небесах, Творце и т.п. Так вот, когда Бога вернули в либретто в полном объеме, текст оказался весьма "святочным" - для меня необычно. На мой-то вкус, божбы в либретто даже чересчур много - видимо, братья Чайковские под старость сделались религиозными не на шутку, как и Гоголь.

Дирижировал оперой Михаил Грановский - про него здесь же в ЖЖ доводилось слышать, что у него оркестр страдает "несобранностью". Возможно, хотя я не возьмусь отличить огрехи дирижера от дефектов акустики этой самой Новой сцены.

В последний момент в составе солистов произошла еще одна замена: Иоланту пела не Лолитта Семенина, как это объявили заранее, а Оксана Горчаковская.


Оказалось - это очень милое, хотя чуть тяжеловатого для Иоланты тембра, сопрано. И - девушка пытается играть, насколько возможно вообще играть на маленькой и акустически несовершенной сцене: ведь не отойдешь от авансцены, не развернешься никуда во время пения!


Collapse )
А в целом - интересное ощущение.  Впервые, пожалуй, понял, что Иоланта - опера хоть камерная, но далеко не простая и для оркестра, и для вокалистов. 

И все-таки - я же помню, что эту оперу можно петь без всех этих сучков-задоринок! Я даже не про гениальный фильм-оперу начала 1960-х с Иваном Петровым, Павлом Лисицианом, Галиной Олейниченко, Владимиром Валайтисом - я про обыкновенную совершенно постановку "Иоланты" в театре Станиславского и Немировича-Данченко, которую я видел и слышал лет 15 назад.